Главная | ВходПонедельник, 23.10.2017, 04:13






Туманиада (цикл-12)

   *  *  *
Кто сказал, что туман – это серость?
Кто подумал: туман – это мрак!
Мне в ответ показать захотелось
Всем, что это, конечно, не так.
Ведь туман, он настолько свободен,
Что живёт и в мечтах, и в душе…
И не даром бытует в народе –
Что до сердца добрался  уже…

*  *  *

Пил туман из озера воду непорочную,
Набирался силушки, словно богатырь.
Но случилось, видимо, что-то очень срочное –
С первым светом скрылся он за холмом крутым.

Долго или коротко час за часом катятся,

Cогревая солнышком землю целый день.
Но с вечерней зорькою богатырь наш, кажется,
Вновь спустился к озеру и прильнул к воде…

*  *  *

Затуманились сердце и разум,
Показалось мне, будто бы сплю.
Неужели ты вымолвил фразу:
- Я тебя больше жизни люблю!

Что могла я ответить в тот вечер?

Что мне было поделать с собой?
Может, чувства виной, может, ветер,
Что развеял туман голубой.

*  *  *

Туманы, туманы, туманы
Над речкой, над лугом, в бору…
Шатаются, будто бы пьяны,
И вечером, и поутру.

А вслед за туманами сердце

(Наверно, пред кем-то в долгу)
Всё вертится, вертится, вертится…
Ну, что с ним поделать могу!?

*  *  *

За туманами томными,
Там, где небо бездонное
С разнотравья полесского
Пьёт живую росу,
Жизнь свою не безгрешную
Вслед за водами вешними
Тяжело ли, легко ли я
Год за годом несу.
И не важно, что сбудется,
Что когда-то забудется,
А что спрячет за далями
Непроглядный туман.
Здесь тепло и уютно мне
(А с тобою вдвойне, втройне).
Значит, жизнь продолжается,
И ты в ней – капитан.

*  *  *

Глаза с туманной поволокой
Сводили всех девчат с ума.
Мой первый парень кареокий,
Тебя я выбрала сама.

Да, и теперь уже не важно:

Любила ль я, любил ли ты,
Все чувства временем разлажены,
И сожжены давно мосты...

*  *  *


В клочья порванный серый туман

Плыл спокойно над дремлющим лугом.
И в прорвавшийся чем-то карман
Капли-росы терял по округе.

И катились они второпях

Кто по травам, а кто по соцветьям
(Так сказать, на свой риск и свой страх),
И от счастья сияли, как дети.

Но лишь солнце – природы кумир –

Посветило (казалось бы, малость),
Вмиг исчез этот радужный мир,
Только чувство восторга осталось.

             *  *  *
Затянул туман твой взгляд
Дымкой серою.
По щекам уже скользят
Слёзы смелые.
Их росинки, как печать
Счастья зыбкого…
А не лучше ли начать
День улыбкою?

  *  *  *
А в тумане, что парит над лугом,
Утром умываются цветы,
Чтоб потом разлить на всю округу
Аромат кристальной чистоты.

И слетится на такую свежесть

Пёстрокрылый радужный народ…
Уважая их шальную смелость,
День пойдёт на новый оборот.

*  *  *

Плыл тихо над сиреневой водой
Туман густой и, словно лунь, седой.
И с чуть заметных волн её лизал
Живительно-волнующий бальзам.
На всю округу только он и знал,
Что путь земной неудержимо мал.
И всё равно, что ждёт там, впереди, -
Его достойно надобно пройти.
Всё делал он с душой, начистоту:
Подчёркивал у речки красоту,
Переходил на ближние луга -
Окуривал траву или стога…
Да, что об этом много говорить:
Творить добро (он верил) – значит жить!

*  *  *

Расстелились полотном туманы,
В бархат луговой вкрапляя росы.
Горизонт подведен дымкой странной,
И заря вплетает солнце в косы.

Блещет на востоке позолота,

Словно обращая время вспять.
Кажется, что сердце ждёт чего-то,
А чего, мне так и не понять…

*  *  *

Там, за речкой, за рекой
(Так сказать, подать рукой)
Разнотравья океан.
Жил над ним старик-туман.
С вечера (никак ни днём)
Груз забот лежал на нём.
Облетал свои владенья –
Это было загляденье:
То стелился, словно дым,
И казался молодым,
То клубился в облака
Сероватые слегка,
То высоким был, то низким,
То казался очень близким,
То густой был, то прозрачен,
То катился, словно мячик…
Был и белым он, и синим,
Но в любой момент – красивым.
И ещё, по крайней мере,
Был в делах своих примерен.
Усмирял жару шальную,
Увлажняя пыль дневную,
Речку, что в ночи дремала,
Укрывал, как одеялом,
По утрам дробил росу
И разбрасывал в лесу,
По лугам, полям, у речки…
Но  свернувшись вдруг колечком,
Где-то прятался без дела
(И причём, всегда умело),
Чтоб по полной отдохнуть.
Ну, а к ночи – снова в путь…